Антикварные книги. Купить редкую старинную книгу


"Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений"
А.Ф.Шафонский
Москва, При Императорском Университете, 1775 г.

Большой формат: 21,5 * 26,5см.; 8, VIII, 8, 655 стр. Ширина блока 8,5см.
Экземпляр в старинном переплёте из белой кожи тончайшей особой выделки. Форзацы светлого тона из плотной вержированной бумаги.
Два гравированных складных чертежа: Начертание больницы со всеми к ней принадлежащими службами; Начертание предохранительного дома с принадлежащими к оному службами.
С посвящением Всепресветлейшей, Державнейшей, Великой Государыне Императрице Екатерине Алексеевне, Самодержице Российской, и пр, и пр., и пр. Посвящение подписано членами Комиссии: А.Шафонским, Д.Самойловичем, А.Левшиным, П.Макуловым, Г.Орреусом, Х.Граве, Л.Долговым.
На титульном листе имя автора не обозначено ( Авторство Шафонского доказано Громбахом в книге " Русская медицинская литература XVIII века " ).
Провенанс: Книга из личной коллекции русского антиквара-букиниста, величайшего знатока старопечатной и редкой книги П.Шибанова, о чём свидетельствует его именная печать на титульном листе издания.

Ни одна болезнь не вписала в историю столь множество трагедий, как чума. Целые деревни и города погибали от этой опасной инфекции. Разными путями проникали в организм возбудители чумы - через органы дыхания или пищеварения, через кожу. Бубонная чума поражала лимфатические узлы. Во время эпидемии спастись от неё не удавалось никому.

В Западной Европе чуму называли " чёрной смертью ", в России - моровой язвой. Гибель заболевших наступала через несколько часов после заражения. Живые не успевали хоронить мёртвых. Немецкий историк медицины Г.Гезер писал о том, что война и голод " кажутся ничтожными перед ужасами повальной болезни, которая по умеренным подсчётам похитила во всей Европе около трети жителей ".

В XIV веке - это была вторая эпидемия чумы - всего на земном шаре от неё погибло более 50 млн. человек. " Царица грозная Чума | Теперь идёт на нас сама | И льстится жатвою богатой, | И к нам в окошко день и ночь | Стучит могильною лопатой... | Что делать нам? и чем помочь? " Эти строки из поэмы А.С.Пушкина " Пир во время чумы " выражают весь ужас человека, его бессилие перед грозной опасностью того времени.

Вспышки чумы повторялись периодически в разных странах мира: Англии, Франции, России. Так, в 1769г., во время первой русско-турецкой войны, чума пришла в Россию из Турции. Сначала она появилась в русских войсках, затем, в 1770г., охватила Молдавию и Валахию, перешла в польские провинции, в Украину, в Центральную Россию и стремительно продвигалась к Москве. На подступах к столице Указом Императрицы Екатерины II от 19 сентября 1770г. были учреждены заставы в городах Боровске, Серпухове, Калуге, Алексине, Кашире. Но при постоянном сообщении столицы с войсками, а это было военное время, такие карантинные меры оказались недостаточными.

В декабре 1770г. чума появилась в Москве. Первый очаг заболевания возник в жилом доме служителей Генерального Сухопутного госпиталя на Введенских горах. Вскоре эпидемия в госпитале прекратилась, но генеральный штаб-доктор А.Ф. Шафонский оставался вместе с больными до конца карантина. Здание госпиталя по специальному указу Екатерины II сожгли. В марте вспыхнул новый очаг " повальной болезни " на Большом суконном дворе в Замоскворечье. Здесь уже умерло 113 человек, остальные рабочие продолжали общение с жителями города, разнося смертоносную болезнь дальше.

После консилиума врачей, среди которых были А.Ф.Шафонский, С.Г.Зыбелин, И.Ф.Эразмус и другие, предприятие немедленно закрыли, больных перевезли в Угрешский монастырь. Для здоровых создали карантинные дома в Замоскворечье. Доктор И.Ф.Эразмус составил два подробных наставления: " Инструкцию, данную лекарю, для пользования больных, в Угрешском монастыре определенному " и " Инструкцию, данную лекарем, состоящему в карантинном доме, при фабричных работающих ". В них давались подробные указания, как осматривать больных моровой язвой, кормить, поить и лечить. Однако эпидемия чумы продолжала разрастаться: вспыхивали всё новые и новые очаги заболевания, возрастала смертность. Поэтому для всех жителей Москвы Медицинским советом было подготовлено наставление " Мнение, служащее к предохранению города от появившейся болезни ".

В марте 1771г. Императрица Екатерина II назначила " ко охранению столичного города от… открывшейся применчивой болезни " в помощь губернатору генерал-поручика, сенатора П.Д.Еропкина. Он обратился к Медицинскому совету Москвы для решения практических вопросов об организации карантинов, захоронений больных чумой, о банях и следовал во всём полученным рекомендациям.

Въезд и выезд из города резко ограничили - 11 застав закрыли и только 7 остались открытыми. При этом в соответствии с указом Императрицы люди, уезжающие из столицы по Петербургской дороге, должны были получить письменное свидетельство, что они не из заражённых домов, а их товары с фабрик, где нет чумы. Отъезжающие должны были также иметь при себе заключение о здоровье, подписанное докторами К.Ягельским и X.Граве. Тем не менее въезд и выезд из Москвы по причине обширности города и недостатка военных не всегда можно было ограничить. Высшие сословия, торговцы разъезжались без должного контроля и осмотра и увозили с собой заразу дальше, приезжающие в столицу также заражались и умирали.

Смертность в Москве продолжала увеличиваться: так, если в апреле 1771г. умерло 778 человек, то уже в июне - 1708. Все войска были выведены из города, для поддержания порядка остался один генерал П.Д.Еропкин со 150 солдатами и 2 пушками. Все присутственные места были закрыты, лавки, магазины и фабрики заперты. Рекомендовалось из домов не выходить и другие дворы не посещать. Погребение умерших поручали осуждённым на смерть или каторжные работы. Им выдавали специальные вощёную одежду, рукавицы, содержали за счёт государственной казны. Повсюду царил страх и уныние. Люди боялись больниц и карантинных врачей, утаивали больных, опасаясь, что их дома сожгут, а мёртвых либо прятали в погребах, либо выбрасывали ночью прямо не улицу. Количество умерших в августе 1771г. увеличилось до 400 человек в сутки, а в сентябре - до 800. В Москве начался " чумной бунт " из-за недовольства карантинами, закрытием бань, торговли. Многие считали главными виновниками врачей, которые " морят народ в карантинах ", власти и духовенство. Народ ворвался в Кремль, в Чудов монастырь, разграбил его. В Донском монастыре схватили архиепископа Амвросия. Он, понимая необходимость врачебных предписаний, перенёс Боголюбскую икону Божией Матери, у которой шли непрерывные молебны, в менее доступное место - дабы уменьшить опасность заражения смертельной болезнью. Архиепископа Амвросия вытащили за ограду и зверски убили. Стали разрушать больницы и карантины, избивать солдат и врачей. Вот в таких условиях приходилось работать медикам.

Прибывший в Москву генерал-адъютант Григорий Григорьевич Орлов получил неограниченные полномочия от Екатерины II. Он лично осмотрел все больницы и карантины. Он призвал москвичей поддержать старания правительства, направленные на искоренение эпидемии чумы, в своём обращении " О бытии в Москве моровой язвы " напомнил о тех предостережениях, которые неукоснительно должны выполняться, о том, что заражение моровой язвой происходит путём соприкосновения с заражёнными предметами, при контакте с больными.

Первыми помощниками и советчиками графа Г.Г.Орлова были такие врачи, как X.Граве, Д.С.Самойлович, А.Ф.Шафонский. Они, на основе своих наблюдений и лечения больных, рекомендовали увеличить число карантинов; не направлять сюда уже заражённых чумой; организовать при карантинах специальные места для хранения вещей; за чертой города создать ещё несколько больниц; учредить отдельные помещения для самых тяжёлых больных и уже выздоравливающих. Созданная по Указу Императрицы Екатерины II " Комиссия для предохранения и врачевания от моровой заразительной язвы " должна была руководствоваться в своей работе этими врачебными рекомендациями. Она обратилась с призывом ко всем московским врачам встать на борьбу с моровой язвой, помочь комиссии в этом трудном, но благородном деле. К чести врачей того времени - ни один из них не уклонялся от исполнения своего врачебного и гражданского долга. Комиссия руководила всей врачебной деятельностью, определяла число больниц и карантинов, ежедневно в Сенат направлялись сведения о количестве заболевших и общей смертности. Велась большая работа по очистке города, сжигалось всё подозрительное на заражение. Издавались печатные листы, например " Как самому себя от язвы пользовать ", " Краткое уведомление, каким образом познавать моровую язву, также врачевать и предохранять от оной ", " Каким образом яд язвенный в домах и вещах зараженных истреблять ".

Правительство материально поощряло всех добровольно поступающих в больницы и карантины, так как население столицы панически боялось попасть сюда. Все добровольно поступившие в больницу или карантин при выписке получали наряду с новой одеждой денежное поощрение, весьма немалое ( 10 руб. женатые, 5 руб. - холостые ). Поэтому многие стали сами объявлять о своей болезни, приходить в больницу или карантин. Люди, сообщающие о сокрытии больных или разоблачающие лиц, торгующих чумным бельём, также поощрялись. В одной только Москве " на прекращение моровой язвы было употреблено коронной казны более 400 тысяч рублей ". Об этом писал в своей книге " Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве… " А.Ф.Шафонский в 1775г. Мало того, что город был обеспечен полностью провизией, хлебом и содержание в больницах и карантинах осуществлялось за счёт государства. Врачи получали двойное жалование и даже ежемесячную прибавку. Дети, которые потеряли родителей из-за эпидемии чумы, помещались в особый дом на Таганке на полном иждивении государства. По истечении карантина их переводили в Императорский Воспитательный дом. Всех нищих подбирала полиция и направляла в Угрешский монастырь, их содержали также " от короны ". В специальных местах за городом " казёнными людьми и лошадьми " происходило погребение умерших, финансируемое государством. Бродячих собак и кошек отлавливали, усыпляли и глубоко зарывали в полях. Выезд за пределы Москвы, в частности в Петербург, разрешался только после 6-недельного карантина в специальных домах. Выполнение врачебных рекомендаций было обязательно. Все эти мероприятия были взяты под личный контроль графом Г.Г.Орловым. Он принял живейшее участие в том, что содействовало ликвидации моровой язвы и восстановлению нормальной жизни Москвы, её оздоровлению психологического климата. Благодаря принятым мерам уже в ноябре 1777г. эпидемия пошла на убыль. ( Е.Харламов " Российская школа бескорыстия ". Гл. II. " Служа другим, сгораю. Война с моровой язвой: А.Ф.Шафонский, Д.С.Самойлович ) ".

  • Битовт " Редкие русские книги и летучие издания XVIII века " ( № 1841 ).
  • Бурцев " Русские книжные редкости. Библиографический список редких книг " ( № 441 ).
  • Бурцев " Описание редких российских книг " ( Ч.III, № 571. Чистые и хорошо сохранившиеся экземпляры очень редки ).
  • Остроглазов " Редкие и ценные издания " ( " Русский архив ", 1914, № 7. Стр. 413-414 ).
  • Н.Б. " Русские книжные редкости " ( Ч.II, № 198 ).
  • Чертков " Всеобщая библиотека России, или каталог книг для изучения нашего Отечества во всех отношениях и подробностях " ( № 2707 ).
  • Смирдин " Роспись российским книгам для чтения из библиотеки Александра Смирдина, систематическим порядком расположенная " ( Ч.III, № 4798. Оценена в 15 руб. ).
  • Сопиков " Опыт российской библиографии " ( Ч.IV, № 7666с. ).
  • Бакмейстер " Российская библиотека. Роспись книг, вышедших на русском языке с 1772-1787 " ( Т.V, стр. 287 ).
  • Родосский " Описание книг гражданской печати XVIII столетия, принадлежащих СПб. духовной Академии " ( № 324 ).
  • Мельникова " Издания напечатанные в Типографии Московского Университета: XVIII век " ( № 824 ).
  • Петров " Книги гражданской печати XVIII века " ( № 1629 ).
  • Громбах " Русская медицинская литература XVIII века ".
  • Шибанов " Антикварная книжная торговля П.Шибанова " ( Каталог № 106 " Ценные и редкие книги " - 25 руб. ).
  • Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII века. 1725-1800 " ( Т.III, № 8222 ).

    Редчайшее первое издание. Представляет огромную историческую, культурную и библиографическую ценность. Отличный экземпляр!
  • Цена: 450 000 руб.
    Купить книгу

    Нажмите на фотографию, чтобы её увеличить
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    `Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений` А.Ф.Шафонский. Москва, При Императорском Университете, 1775 г.
    Чтобы вывести на экран сразу все фотографии - нажмите здесь!

    Каталог «Книги XVI - первой половины XIX веков»