Антикварные книги. Покупка и продажа

"Домострой благовещенского попа Сильвестра. Сообщено действительным членом Императорского общества истории древностей Российских при Московском университете, Дмитрием Павловичем Голохвастовым". Д.П.Голохвастов.

Москва, В Университетской Типографии, 1849г.
" Домострой " - энциклопедия семейной жизни, домашних обычаев, традиций русского хозяйствования. Уникальный памятник русского быта XV-XVI веков.

Увеличенный формат: 17,2 * 24,2см.; [VIII], 8, 114 стр.; 2-а листа факсимиле ( Послание и наказание от отца к сыну; Факсимиле списков " Домостроя " ) и 1-н хромолитографированный лист ( Клеймы, просвечивающиеся в бумаге ).
Экземпляр в изысканном заказном марокеновом переплёте эпохи с золотым тиснением на корешке. Крышки обрамлены золотыми прямолинейными декоративными рамками и симметрично украшены искуснейшей высокохудожественной конгревной композицией с мотивами арабескового орнамента в среднике.
Форзацы оклеены бумагой под мрамор. Тонированная головка. Шёлковое ляссе.
Под переплётом сохранены цветные оригинальные родные обложки, на одной из которых, рисунок в виде четырёх мужских голов в профиль, выполненных в явно гротескном стиле.
Старинная печать: Библiотека Московской Духовной Академiи.
Книга очень редкая ( см. Н.Б. " Русские книжные редкости " № 161; Ульянинский " Материалы по истории русского просвещения и литературы " № 50; Шибанов " Каталог русских книг старых и новых, замечательных и редких " № 62 - 6 руб.; Клочков " Антикварная книжная торговля В.И.Клочкова " № 407 - 6 руб. ).

" Нам нравится запах старинных книг. Его очень трудно с чем-то спутать. Но ещё трудней рассказать о нём. Древняя, чуть тронутая сыростью бумага? Клей на переплёте, который сейчас уже не используется? Свинцовая краска шрифта? Да, конечно, всё это вместе… И всё-таки в большей степени это запах прошедших лет.
Судьбы книг не легче судеб людей. Редкое 100-летнее издание может похвастаться спокойной жизнью, беззаботными годами, проведёнными в тепле и уюте на библиотечной полке. Бурная, насыщенная событиями жизнь нашей страны не оставила ни одного " тихого уголка ", где бы в музейной тишине сохранились в первозданном виде книги и журналы, изданные в XVIII-XIX веках.

Мы давно собираем антикварные кулинарные книги. Это совершенно особое чувство - перелистывать страницы, зная, что их касались руки десятков и сотен людей, многих поколений. При этом кулинарные книги - удивительный мир, его нужно понимать и тонко чувствовать. Неслучайно говорят: " тепло человеческих рук ". Так вот, такое тепло почти физически ощущается на старых полуистлевших страницах.

На самом деле, со сборниками рецептов жизнь обошлась даже суровее, чем с другими изданиями. Ведь это - рабочие пособия, они всегда на кухне, под рукой хозяйки. Пятна растительного масла, обгоревший край переплёта, карандашные пометки и комментарии - вот неизбежные спутники кулинарных раритетов. Сколько их погибло под руками неопытных хозяек, сколько истлело и превратилось в пыль на чердаках и в чуланах…

Но всё-таки кое-что дошло и до наших дней. Наверное, не каждый может представить себе, что кулинарная тема - одна из древнейших в российском книгопечатании. Вот только представьте себе. Середина XVI века, царствование Ивана Грозного. Знаменитый " Стоглав ", появившийся в 1551 году, стал энциклопедией церковных правил и порядков, " Великие Минеи-Четьи " ( 1541-1552 ) - двенадцатитомной энциклопедией " всех книг, на Руси читаемых ", десять томов Лицевого летописного свода ( 1568-1576 ) - иллюстрированной энциклопедией русской и всемирной истории.

И вот, сразу после этого - " Домострой " - энциклопедия семейной жизни, домашних обычаев, традиций русского хозяйствования. По сути, это уникальный памятник русского быта XV-XVI веков. Приведём названия лишь некоторых глав ( а всего их 64 ): " Како кормить приходящих, в дому, с благодарением "; " Како мужу, в церкви, и жене, молитися, и чистота хранити, и всякаго зла не творити; " Како дочь воспитати, с наделком замуж выдати "; " Похвала женам "; " Женам наказ о пьянстве о и пьяном питии, и слугам також "; " Себе на обиход всякой товар купити заморской, и из далних земель "; " Огород и сад как водити "; " Как человеку запасное питие про себя и про-гость, и как устроити то при-людех "; " Тому же: пивоваренной наказ: как пиво варити, и как мед сытити, и вино курити "; " Как двор строити или лавка, или анбар, или деревня " ; " Указ ключнику: как держати на погребе всякой запас просольной и в бочках и в кадках, и в мерниках и во тчанах и в ведерцах: мясо, рыба, капуста, огурцы, сливы, лимоны, икра, рыжики, грузди " и др.

Многие страницы в книге посвящены питанию, готовке, застольным правилам и обычаям: " С Пасхи в мясоед к столу подают: лебедей, потроха лебяжьи, журавлей, цапель, уток, тетеревов, рябчиков, почки заячьи на вертеле, кур солёных ( и желудок, шейку да печень куриные ), баранину солёную да баранину печёную, куриный бульон, крутую кашу, солонину, полотки, язык, лосину и зайчатину в латках, зайчатину солёную, заячьи пупки, кур жареных ( кишочки, желудок да печень куриные ), жаворонков, потрошек, бараний сандрик, свинину, ветчину, карасей, сморчки, кундумы, двойные щи. А к ужину подают студень, рябчиков, зайчатину печёную да уток, рябчиков жареных да тетеревов, баранину в полотках, зайчатину заливную, кур жареных, свинину да ветчину.

А ещё в Пасхальный мясоед к столу еду подают рыбную: сельдь на пару, щуку на пару, леща на пару, лососину сушёную, белорыбицу сушёную, осетрину сушёную, спинки стерляжьи, белужину сушёную, спинки белужьи, спинки белорыбицы на пару, лещей на пару, уху с шафраном, уху из окуней, из плотиц, из лещей, из карасей. Из заливных подают: белорыбицу свежую, стерлядь свежую, осетрину свежую, щучьи головы с чесноком, гольцов, осетрину шехонскую, осетрину косячную.

" Книга, глаголемая Домострой, имеет в себе вещи зело полезны, во учение и наказание всякому христианину - мужу, жене, и чадам, и рабам, и рабыням " - так полностью называется произведение. Собранный по крупицам из старинных источников, это действительно древнейший дошедший до нас первоисточник информации о русской кухне тех лет. Автором книги ( а точнее, составителем и редактором ) был судя по имеющимся сведениям Сильвестр - известный церковный, государственный и литературный деятель. Будучи хорошо образованной и неординарной личностью, он неслучайно входил в ближайшее окружение Ивана Грозного, немногочисленной группы советников, имевшей значительное влияние на царя. Являлся передовым вождём " Избранной рады ". В дальнейшем попал в опалу: был сослан в Соловецкий монастырь, где принял монашеский постриг. Остаток жизни провёл в северных монастырях, исповедуя философию нестяжательства.

Впрочем, окончательной ясности здесь нет. По мнению одних исследователей ( С.М.Соловьёв, И.С.Некрасов, А.С.Орлов, Д.В.Колесов), текст " Домостроя " - результат длительного коллективного творчества, начатого еще в XV веке в Новгороде, самой демократической и социально свободной по тем временам территории Руси. По мнению других ( Д.П.Голохвастов, А.В.Михайлов, А.И.Соболевский ), авторство и составительская работа принадлежат именно Сильвестру.

Говоря о главном труде Сильвестра - " Домострое ", важно понять: впервые за столетия в нём дана относительно полная картина русского быта, организации хозяйства, манеры питания и набора традиционных продуктов. Впрочем, описываются в книге не только праздничные обеды. Вот характерное описание повседневной кухни, ежедневного питания хозяев и наёмных работников: " Господину же о всяких делах домашних советоваться с женой и ключнику поручать, как челядь кормить в какой день: в скоромные дни хлеб решетный, щи каждый день да каша с ветчиной жидкая, а иногда, сменяя её и крутая с салом, и мясо, если будет, дадут к обеду: а на ужин щи да молоко или каша; а в постные дни щи да житная каша, иногда с вареньем, когда и горох, а когда и сущик, когда печёная репа. Да в ужин капустные щи, толокно, а то и рассольник, ботвинья. По воскресеньям да праздникам к обеду какие-нибудь пироги, или густые каши, или овощи, или селёдочная каша, блины и кисель, и что Бог пошлёт ".

Вообще, каша - основной претендент на роль русского национального кушанья. Если в чём и была разнообразна русская кухня, так это в блюдах растительного происхождения. А это действительно главным образом каши, приготовленные из разнообразных сельскохозяйственных культур - овса, ржи, пшеницы, гречихи, ячменя и т.д. Но, как вы видите из текста источника, каши делали и с добавлением более экзотических продуктов - ветчины, селёдки и т.п. Впрочем, что это за " селёдочная каша " - Бог весть.

Но обратимся снова к " Домострою ". Как мы уже отмечали во введении, это произведение ( в его бытописательной части ) не более чем " сборник полезных советов ". Вообще ряд исследователей всерьёз считают, что произведение это " не описательное, а дидактическое ", " ряд описаний, вытекающих из отвлеченного идеала ". То есть речь идёт о некоем идеальном построении быта и домашнего хозяйства, представлявшемся автору. " Вот так вот жить надо, а вы… Эх! " - казалось, хочет сказать он своим современникам. " Да на ужин всё, как прежде сказано. А женкам челяди и девкам, и ребятишкам тоже, да и рабочим людям та же еда, но с прибавлением остатков со столов господского и гостевого. Лучших же людей, которые торгуют или в приказе служат, тех господин за свой стол сажает. Те же, кто подаёт гостям за стол, вдобавок после стола доедают блюда из столовых остатков. А госпожа мастерицам и швеям так же - сама за столом их кормит и подает им от своей еды. Пить же челяди пиво из отжимок, а в воскресенье и в празднике браги дадут, и приказчикам тоже брага всегда; другими напитками господин пожалует сам или прикажет ключнику, а для удовольствия и пивца велит дать ".

Чтобы немножко вернуть на землю читателя ( Вот ведь жили же люди! Было время! ), приведём ещё цитату из этого описания идеального мироустройства. Рядом с положительными житейскими правилами " Домострой " гораздо подробнее описывает отрицательные от них отклонения. Эти оговорки - драгоценный материал для бытового историка, в них ярко отпечатываются живые, непосредственные наблюдения. Когда " Домострой " предписывает мужу наказывать свою жену " вежливо, плетью, наедине ", а не перед людьми, и " не бить её за всякую вину по уху, по видению, под сердце кулаком, пинком, посохом железным ", в общем, понимаешь, что действительно с царящими в русском обществе нравами надо было что-то делать.

А так вообще всё было очень даже прилично. Скажем, о разнообразии блюд и кушаний, подаваемых на барский стол, может свидетельствовать перечень запасов, предназначенных к хранению в летний период: " А в погребах, и на ледниках, и в кладовых хлебы и калачи, сыры и яйца, сметана, лук и чеснок и всякое мясо, свежее и солонина, и рыба свежая и солёная, и пресный мед, и еда готовая, мясная и рыбная, студень и всякий припас съестной, и огурцы, и капуста, свежая и солёная, и репа, и разные овощи, и рыжики, и икра, и рассолы готовые, и морс, и вишни в патоке, и малиновка, и яблоки с грушами, и дыни и арбузы в патоке, лимоны, и сливы, и левашники, и пастилы, и напитки яблочные, и вода брусничная, и вина сухие и горькие, и мёды различные, и пиво на меду и простое, и брага - и весь тот запас ведать ключнику ". Бесспорно, многие краски нарисованной в " Домострое " картины целиком заимствованы из обыденной действительности того времени. Изображения хозяйственного обихода семьи, все эти до педантизма обстоятельные исчисления съестных припасов, столовых кушаний ( мы не поленились подсчитать - упомянуто более 130 блюд ), хозяйственных приёмов, несомненно, списаны с подлинного житейского опыта. В них слишком много непосредственной жизненности, тех ничтожных мелочей, незначительных деталей, которые создаются только практикой, сразу переносят читателя в будничную атмосферу. Но всё меняется, когда автор переходит к описанию человеческих отношений, нравов и т.п. Ну не было на Руси ни тогда, ни сейчас все чинно-благородно! Ещё в 1852 году русский историк Константин Аксаков ( сын известного писателя С.Т.Аксакова ) говорил: " Это воззрения и желания Сильвестра… но нисколько не желания и не взгляды народа ". Так что с достоверностью домостроевских сцен и описаний тоже не всё очевидно.

Хотя, конечно, нельзя не отметить, что датируемый серединой XVI века " Домострой " положил начало светскому книгоиздательству. И пусть значительная его часть - цитаты или пересказы религиозных источников, однако сам дух книги, цель, поставленная автором, неразрывно связаны с обычным светским миром, окружавшим жителя Руси ( Ольга и Павел Сюткины " Непридуманная история русской кухни ". Глава: Легенды и мифы " Домостроя " ).

Редчайшее издание в изумительном великокняжеском переплёте. Очень хорошая сохранность.
продано

© 2001-2017 "АНТИКВАРНЫЕ КНИГИ"