Антикварные книги. Купить редкую старинную книгу


"Речь, при всенародном открытии, хранящегося в Московском большом Успенском соборе, завещательного акта в бозе почившего государя императора Александра Павловича, о назначении на наследственный всероссийский престол..."
Филарет
Москва, 1825 г.

Знаменитая речь Филарета, опубликованная в декабре 1825 году мизерным тиражом. Этой красноречивой речью Филарет смог отвести от власти подозрение в двусмысленности ее действий после вскрытия боза усопшего Александра I, и оглашения завещание, в нем покоящегося. Уже через несколько месяцев Филарет участвовал в совершении чина венчания на царство императора Николая I 22 августа 1826 года; и в тот же день был возведён в сан митрополита.

Всего 5, 1 стр. На 3 листах. Бумага сложена в четверть. Формат: 29x24. Страницы не обрезаны. Памятник эпохи.

Будущий митрополит Филарет (Дроздов) с юных лет был причастен миру большой русской политики. Еще учась в Троицкой лаврской семинарии, он был приближен митрополитом Платоном (Левшиным) — одним из самых «политичных» церковных деятелей конца XVIII — начала XIX столетия. И через него — неизбежно — был в первые же месяцы после переворота посвящен в подробности антипавловского заговора; знал, какую цену Александр I заплатил за свое преждевременное воцарение; был вовлечен во многие дворцовые тайны.

Едва получив известие о произошедшем в Таганроге и о присяге, принесенной Константину, архиепископ отправит из Москвы личное послание «варшавскому сидельцу»; послание, за стилевым холодом которого будет скрыто смятение писавшего. Да, Филарет выполнил поручение царя; да, он никому не сказал о том, что за документы хранятся в пакете, опущенном в недра ковчежца; но теперь — теперь — что делать? Кому из членов правящей династии и в какой мере Александр счел нужным раскрыть секретные решения; ведает ли Константин об участи Николая и Николай об участи Константина? Или, как было не раз, все запутано до предела?

После известной заминки, мышиного шуршания секретных запросов, после двусмысленной паузы в делах Российского государства, после повторной присяги и смуты будет принято высочайшее решение 18 декабря 1825 года вскрыть ковчежец и завещание, в нем покоящееся, огласить.

Документ, хранящийся в алтаре Успенского собора Московского Кремля, где совершалась коронация русских царей, как бы освящен изначально, наделен — для народа — дополнительной степенью непререкаемости. Вынуть Манифест из церковного ковчежца и в присутствии сенаторов, «гражданских и военных чинов» объявить его молящимся — совсем не то же самое, что просто опубликовать в правительственной печати текст царского указа, извлеченный из пыльных недр Сената. В первом случае то будет акт сакральный — во втором бюрократический.

Но решение — не слишком этичное, ибо следовало принять его раньше, до событий 14 декабря.

И тогда вновь был использован хорошо известный любому политику принцип громоотвода. Вот — ковчежец, вот — владыка; вот поп, вот приход; разбирайтесь, как знаете. Верховная российская власть тут как бы и ни при чем. Что оставалось Филарету? В знаменитой «Речи при всенародном открытии хранящегося в Московском Успенском соборе завещательного акта в Бозе почивающего Государя Императора Александра Павловича, о назначении на наследственный Всероссийский Престол Его Императорского Величества Благочестивейшего Государя Николая Павловича Императора и Самодержца Российского» он вынужден был использовать все возможности риторического искусства, чтобы отвести от власти подозрение в двусмысленности ее действий. (А значит, в какой-то мере направить эмоциональный удар на себя.)

«Производство» из архиепископов в митрополиты, состоявшееся 22 августа 1826 года, во многом было знаком благодарности Николая I Филарету, закрывшему собою очередной моральный изъян предшествующего правителя.
Цена: 15 000 руб.
Купить книгу

Фотографии предлагаемого издания "Речь, при всенародном открытии, хранящегося в Московском большом Успенском соборе, завещательного акта в бозе почившего государя императора Александра Павловича, о назначении на наследственный всероссийский престол...". Филарет. Москва, 1825 г.

`Речь, при всенародном открытии, хранящегося в Московском большом Успенском соборе, завещательного акта в бозе почившего государя императора Александра Павловича, о назначении на наследственный всероссийский престол...` Филарет. Москва, 1825 г.`Речь, при всенародном открытии, хранящегося в Московском большом Успенском соборе, завещательного акта в бозе почившего государя императора Александра Павловича, о назначении на наследственный всероссийский престол...` Филарет. Москва, 1825 г.`Речь, при всенародном открытии, хранящегося в Московском большом Успенском соборе, завещательного акта в бозе почившего государя императора Александра Павловича, о назначении на наследственный всероссийский престол...` Филарет. Москва, 1825 г.`Речь, при всенародном открытии, хранящегося в Московском большом Успенском соборе, завещательного акта в бозе почившего государя императора Александра Павловича, о назначении на наследственный всероссийский престол...` Филарет. Москва, 1825 г.


Другие антикварные книги в каталоге «Книги XVI - первой половины XIX веков»