Антикварные книги. Покупка и продажа

"Первые встречи. Стихи 1906-08 года". Мариэтта Шагинян.

Москва, Издательство " Типография Общества Распространения Полезных Книг ", 1909г.
Первая книга поэтессы с её собственноручным автографом.

Увеличенный формат: 16 * 20,8см.; 113 стр.
Сборник в мягких издательских иллюстрированных обложках работы В.С.Воронова. Напечатан на высококачественной вержированной бумаге и включает 87 стихотворений.
Первая книга автора ( см. Охлопков " Дебюты русских писателей XIX-XX веков "; стр. 191 ).
Экземпляр с автографом М.Шагинян: " Самому злорадному из художников самая добрейшая из поэтесс. Москва 22|12 08г. ". Автограф предположительно адресован художнику Георгию Якулову с которым её связывала многолетняя дружба; Якулов иллюстрировал обложку самого известного сборника Шагинян " Orientalia ". Автограф датирован декабрём 1908 года, тогда как книжка вышла в 1909 году.
Свой первый авторский экземпляр своей первой книги со своим первым автографом.

" К Мариэтте Сергеевне Шагинян знавшие её люди относились по-разному. Одни были от неё без ума. Другие воспринимали её добродушно, но с лёгкой иронией. Третьи терпеть её не могли. Четвёртые считали её выдающейся писательницей и крупнейшей общественной деятельницей эпохи. Пятые рассказывали про неё анекдоты. И так далее... Но никто не был к ней равнодушен.

Последние годы жизни она жила в небольшой московской двухкомнатной квартире на первом этаже обычного жилого дома. Обходилась безо всяких изысков и роскоши, пользовалась стандартным советским набором мебели, бытовых предметов и одежды. Единственным " предметом роскоши " в её доме было старенькое пианино.

С юности ( после перенесенной тяжёлой болезни ) Шагинян страдала глухотой, которая к старости сделалась почти полной, и потому никогда не расставалась со слуховым аппаратом. При этом была любительницей и знатоком классической музыки и завсегдатаем филармонических залов. Несмотря на слабое зрение и очень сильные очки-"объективы", много читала и ещё больше писала - простой перьевой ручкой, макая её в школьную чернильницу-невыливайку. А писать ей было про что - ведь она прожила на свете 94 года и была свидетельницей и активной участницей всех событий, происходивших в России на протяжении трех четвертей ХХ века.

В 1925 году поэт Владислав Ходасевич, познакомившийся с Шагинян в 1906-м, написал о ней небольшой мемуарный очерк, в котором были такие слова: " Мне нравилась Мариэтта. Это, можно сказать, была ходячая восемнадцатилетняя путаница из бесчисленных идей... В идеях, теориях, школах, науках и направлениях она разбиралась плохо, но всегда была чем-нибудь обуреваема. Так же плохо разбиралась и в людях, в их отношениях, но имела доброе сердце, и, размахивая картонным мечом, то и дело мчалась кого-нибудь защищать или поражать...".

Для юной девушки такая порывистость, горячность и широчайший круг интересов неудивительны. Любопытно, однако, что Мариэтта Сергеевна оставалась по характеру примерно такой же до самого конца своих дней. Нелёгкий жизненный опыт ее, конечно, остудил и многому научил. Но склонность увлекаться, взрывчатость и бескомпромиссность в ней остались.

В юные годы она лично общалась со многими людьми, чьи имена составляют гордость русской культуры - с Дмитрием Мережковским и Зинаидой Гиппиус, с Андреем Белым, с Сергеем Рахманиновым. Состояла с ними в переписке - но, увы, долгие годы не могла по цензурно-идеологическим условиям ничего толком опубликовать ни из своего архива, ни из личных воспоминаний; всё приходилось корёжить, резать и приспосабливать к условиям эпохи. Даже её последняя автобиографическая книга " Человек и время: История человеческого становления " ( 1980 ) полна всевозможных обходов и умолчаний.

Большевистскую революцию 1917 года Шагинян приняла не сразу. Первоначальное её отношение к происшедшему было смутное, восприятие мистическое. Однако в самом начале 1920-х она поняла, что новая власть шутить не любит, и что с ней надо сотрудничать. Тем не менее в компартию Шагинян вступила только в 1942-м, когда ей было уже крепко за пятьдесят.

Работала она истово, с полной верой и полной отдачей, и чем только ей не приходилось заниматься... Она писала авантюрные романы сатирического плана ( " Приключение дамы из общества ", " Месс-Менд " ), соцреалистическую прозу ( " Гидроцентраль " ), выступала с лекциями, работала инструктором текстильного производства ( для чего досконально изучила технологическую сторону этого дела ), публиковала немалое количество публицистических и агитационных статей и очерков по вопросам индустриализации, участвовала в создании серии книг "История фабрик и заводов ". Поэт-пародист Александр Архангельский не преминул отметить всестороннюю деятельность Шагинян колкой эпиграммой: Широту её размаха Не уложишь в писчий лист: Поэтесса, лектор, пряха, Шерстовед и романист.

Одной из первых Шагинян решилась взяться за создание цикла историко-биографических книг о Ленине. И это начинание едва не подвело её под монастырь: работая в архивах, писательница обнаружила, что отец вождя имеет в своей генеалогии калмыцкие корни, а дед со стороны матери вообще еврей - правда, крещёный... Этот ужасный компромат был немедленно заперт на сто замков, в адрес Шагинян прогремело специальное постановление ЦК ( правда, секретное ), а писательницу не тронули только в силу личного расположения к ней самого Сталина. Гроза миновала.

После войны Шагинян продолжала много и неутомимо работать. Написала биографии Тараса Шевченко, Гёте ( она глубоко интересовалась немецкой культурой и свободно владела немецким, французским и английским языками ), биографию полузабытого композитора, " чешского Моцарта " Иозефа Мысливечка, биографию баснописца Ивана Крылова. Сделала новый перевод известного романа Уилки Коллинза " Лунный камень ". Создала огромное количество путевых очерков о поездках по СССР и Западной Европе. Завершила, наконец, начатую еще до войны тетралогию о Ленине ( которую всё же пришлось публиковать в " подчищенном " виде ).

Ей уже забралось за семьдесят, а она по-прежнему была энергична, активна и громогласна. Осмеливалась перебивать самого Хрущева во время его выступлений. Публиковала в центральных газетах резкие статьи о недостатках промышленных проектов, после которых проектировщики, кляня " въедливую старуху ", вынуждены были свои решения пересматривать и уточнять.

В 1967-м, побывав на автомобильных заводах концерна ФИАТ в Италии, Шагинян напечатала в газете " Известия " большую статью про то, как здорово организовано производство у проклятых капиталистов-эксплуататоров. Итальянские коммунисты и профсоюзники жутко возмутились таким " ударом в спину " от советских товарищей. Но контракт на строительство в СССР завода легковых автомобилей, по итальянскому проекту и с итальянской технологией, был уже подписан, а владельцам концерна ФИАТ статья очень понравилась...

В 1976-м Мариэтте Шагинян присвоили звание Героя Социалистического Труда. В последние годы жизни она ничего масштабного не публиковала - возраст был почти библейский, здоровье препятствовало работе. Собрала только книгу публицистики " Столетие лежит на ладони ". А 20 марта 1982 года, не дожив две недели до 94-летия, ушла из жизни.

Скажем честно: после того, как времена в очередной раз переменились, Мариэтту Сергеевну Шагинян помнят весьма немногие. И совсем немногое из её творческого наследия даёт, что называется, себя читать. В написанном ею слишком велика доля публицистических однодневок. Ко многим темам, которые она поднимала, интерес потерян - заслуженно или нет, но потерян.

А вот образ темпераментной и энергичной дамы, никому не позволявшей за себя платить ( " Я старая богатая писательница, а вы молодой бедный дебютант, так что никаких разговоров! " ) - этот образ жив ". ( Коротков " Гранд-дама советской эпохи. Мариэтта Шагинян " ).

Редкая первая книга М.Шагинян с её весёлым милым автографом.
Цена: 45 000 руб.
Купить книгу

Нажмите на фотографию, чтобы её увеличить
Первые встречи. Стихи 1906-08 года. Мариэтта Шагинян. Москва, Издательство " Типография Общества Распространения Полезных Книг ", 1909г.
Чтобы вывести на экран сразу все фотографии - нажмите здесь!

Каталог «Поэзия XIX - начала XX века. Автографы»