Антикварные книги. Покупка и продажа

"Вторник Мэри Представление в трёх частях для кукол живых или деревянных". Михаил Кузмин.

Петроград, Издательство " Петрополис ", 1921г.
Миниатюрный формат: 9,2 * 12,9см.; 38 стр.
Сборник в мягких издательских художественно-оформленных печатных обложках.
На обороте титульного листа ( стр. 4) указано: " Настоящее издание отпечатано в количестве одной тысячи экземпляров. Из них шестьдесят пять именных и сто нумерованных в продажу не поступают. Обложка и марка работы М.В.Добужинского ".
На последней странице ( стр. 38 ) приводятся следующие данные: " Отпечатано в 15-й Государственной типографии ( бывш. Голике и Вильборг ) в мае 1921 года под наблюдением В.И.Анисимова для издательства " Петрополис ".

" В критике пьеса Кузмина получила противоречивые оценки. Негативную оценку в целом ей дал художественный критик и коллекционер Э.Ф.Голлербах. Он выделяет, тем не менее, два качества произведения Кузмина, отмеченные впоследствии и другими рецензентами - близость отдельных стихотворных мест стилю раннего Маяковского и кинематографичность приёмов в построении пьесы ( " Книга и революция ". 1921. № 12 ). Сочувственный отклик пьеса получила в русской зарубежной печати. Литературовед Г.О.Винокур ( находившийся в 1920-1922-х гг. в Прибалтике как переводчик советского торгпредства, и публиковавшийся в периодической печати под именем Л.Кириллов ) на страницах рижской газеты даёт разбор специфически кинематографических приёмов " Вторника Мэри " и отвечает на не заданный, но подразумеваемый в рецензии Голлербаха вопрос - какова цель произведений, подобных пьесе Кузмина: " в том и состоит прелесть искусства, что изложение обыденнейших, пошлейших событий, знакомых нам из повседневной жизни - может стать для нас в свете художнической обработки чем-то значительным и интересным " ( " Новый путь ". 1921. № 25 ).
В 1920г. в петроградских литературных кругах отмечалось 15-летие литературной деятельности М.А.Кузмина. В одном из газетных отчётов сообщалось: " В числе прочего, автор прочёл маленькую пьесу " Вторник Мэри ". Пьеса " Вторник Мэри " - изящный пустяк, есть места очень удачные: вступительный крик газетчика, замирающий вдали, письмо самоубийцы, " взаимно-пересекающиеся " разговоры толпы в театре <...> Местами, и нередко, стиль письма повторяет манеру Маяковского, а порою переходит в частушку " ( Вечер М.А.Кузмина [ Дом Литераторов ] " Жизнь искусства ". 1920. № 462 ).
Не будучи поставленной на сцене театра, пьеса Кузмина исполнялась в начале 1920-х гг. на небольших концертных эстрадах, в домашних художественных собраниях и т.п. Ср., например объявление 1923г.: " 18 января с.г. состоится в Росс. Инст. Истории Искусств первый вечер из цикла " чтений новой драматургии " - " Вторник Мэри " М.Кузмина ( " Жизнь искусства ". 1923. № 2 ). В комментариях к последнему переизданию " Вторника Мэри " А.Г.Тимофеев приводит интереснейшее описание Кузмина ( его внешности и его манеры чтения ), оставленное одним из очевидцев упомянутого представления, археологом и искусствоведом Д.П.Гордеевым.
В тексте пьесы упомянуты ( без какой-либо существенной смысловой нагрузки ) героиня оперы Джакомо Пуччини " Мадам Баттерфляй " ( 1904) и бельгийский поэт Эмиль Верхарн. Переводы из Верхарна публиковались на страницах журнала " Весы " в одно время с произведениями Кузмина. Возможно, что появление его имени в пьесе, проникнутой специфической атмосферой города, связано с определёнными урбанистическими тенденциями в его поэзии.
" Вторник Мэри " - довольно необычная театральная пьеса Кузмина, как в жанровом, так и в сценическом плане. Уже само название заставляет предположить своего рода кальку с английского " Mary’s Tuesday ". В 1917г., когда она была написана, Кузмин мог рассчитывать на постановку исключительно в " Привале комедиантов " или театрике-кабаре ( что кажется менее вероятным из-за необычности её сценической формы ). В пользу предположения о постановке в " Привале " говорит и то, что на его сцене была представлена в это же время сценка " Два танца: Разговор ", представлявшая собой диалог англичан, юной леди и пожилого джентльмена, и написанной в расчёте на О.Глебову-Судейкину и Ростовцева, и ими исполнявшейся. Здесь прослеживается своеобразная "драматическая англомания " Кузмина этого периода, как и в некоторых других его пьесах. Следует упомянуть и о самой близкой ко времени написания " Вторника Мэри " вещи - водевиле " Танцмейстер с Хёрестрита ", предполагавшейся в постановке Мейерхольда, но поставленной К.Миклашевским в " Привале " в 1918г., где также действие происходит в Англии. Ранее ( в январе 1913г. ) Миклашевский поставил " Рождественский вертеп " Кузмина в " Бродячей собаке " ( отметим некоторую жанровую близость " Вторника Мэри " этой пьесе, предполагающую её исполнение как артистами, так и куклами).
Подзаголовок, отражающий обычно жанровую природу пьесы, ещё более причудливый, нежели название пьесы - " Представление в трёх частях для кукол живых или деревянных ". В нём сделан упор на кукольность, при этом драматические артисты расцениваются тоже как куклы, но " живые ", и уравнены в правах с куклами " мёртвыми " ( т.е. деревянными ).
С сюжетной стороны - это история о банальном любовном треугольнике, однако, как обычно бывает, авторский замысел несколько сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Списка действующих лиц нет, но главных героев трое - это герои любовного треугольника: Дама ( т.е. собственно Мэри ), Молодой человек ( банковский служащий ) и Пилот.
Время действия - один день из жизни дамы ( почему-то вторник, что также нигде не фигурирует, кроме как в названии ). Место, хотя и не обозначено, по всей видимости, большой город ( может быть и Петербург 1910-х гг. ) со всеми урбанистическими признаками: автомобили, банк, телефон, театр и даже самолёт.
Пьеса Кузмина интересна прежде всего своей формой. Текст " Вторника Мэри " демонстрирует большое метрическое разнообразие, может быть, неосознанное. Представление состоит из трёх действий ( " частей " ) и делится на ряд сцен, которые можно разделить на монологи и диалоги. Первая часть окаймляется монологами газетчика и трубочиста, третья - двумя монологами шофёра. Эти персонажи лишены индивидуальности, они суть голоса большого города. Второе действие происходит в прямом смысле слова " на небесах ": это полёт на самолёте главной героини и Пилота. Это самое простое по структуре действие, но и оно, можно сказать, трёхчастно: сперва диалог Дамы и Пилота ещё на земле, затем их взлёт ( переданный через фоновую для действия песню, будем считать, что это песня пастуха, во всяком случае, пасторальный элемент налицо ), и диалог ( любовное объяснение ) в небе. Симметричность в построении действия соблюдается и в 1 и 3-м действиях. Соблюдается это, прежде всего, за счёт центрального эпизода-монолога ( обычно безличного ), в котором содержится " квинтэссенция " данного действия. Во втором действии это, как было сказано, песня, исполненная любовного, но и отчасти " экзистенциального " смысла, ибо она отягчена " философией ", подчёркивающей, что в этом мире всё бренно. С ней перекликаются " Письмо " из 3-го действия, в котором Молодым человеком заявлено его решении уйти из жизни. В 1-м действии схожую роль выполняет монолог Маникюрщицы. Несмотря на внешнюю одушевленность образа, он совершенно лишён каких-либо черт и служит только для того, чтобы задать течению пьесы определённый драматизм: в нём уже предначертан, хотя мы не понимаем пока о чём идет речь, путь Молодого человека, ещё на появившегося на сцене ( упоминается " ряд лож " - перекличка со сценой в театре из 3-го действия, являющейся кульминационной во всей пьесе, " Гарри дико закричал / И упал / На пороге мистрис Мэри ", " Выстрел был не очень тих... " ). Таким образом, и обрамляющие монологи, и центральные осуществляют функцию драматического стержня для всего действия.
В основу же драматической интриги положен, как сказано, классический любовный треугольник в его самом распространенном мифопоэтическом изводе: Пьеро - Коломбина - Арлекин ( что было отмечено в своё время практически всеми рецензентами появившейся в печати пьесы Кузмина ). Меланхоличный Молодой человек, банковский служащий влюблён в Даму, а Дама предпочитает ему энергичного Пилота. В развитии действия кульминационной является сцена в театре, где Дама и Пилот присутствуют на разыгрывании пьесы, в которой действуют именно эти герои, здесь использован приём драматического отражения или соответствия, столь любимый Кузминым. Точнее всего он применён в его комедии " Венецианские безумцы ", там, в параллель к человеческой драме, разыгрывается кукольная. Аналогичный приём употреблён Кузминым и в пантомиме " Духов день в Толедо ". Но, если говорить о схеме, то ряд этот у Кузмина весьма велик, включает в себя только в драматическом театре множество произведений, как оригинальных, так и принадлежащих другим авторам ( и к которым Кузмин имеет отношение как композитор, переводчик или даже критик ). Его можно открыть " Балаганчиком " А.Блока, к которому он писал музыку и, минуя " Шарф Коломбины " в " Доме Интермедий " ( одним из организаторов которого был Кузмин ), проследует вереница его мелких театральных пьес: " Феноменальная американка " ( 1911 ), " Все довольны " ( 1915 ), " Фея, Фагот и Машинист " ( 1915 ), " Муж, вор и любовник, каких не было " ( 1916 ) и др. Может быть, не случайно, что на фоне сценического любовного треугольника развивалась и личная драма самого Кузмина. Во время постановки " Балаганчика " – Кузмин - Судейкин - Глебова, " Венецианские безумцы " звучат отголоском драматических событий вокруг треугольника Кузмин - Вс.Князев - Глебова-Судейкина.
Сценической постановки эта пьеса при жизни автора так и не дождалась по нескольким причинам: это и сложность формы, некоторая жанровая неопределённость, отсутствие сценического драматизма, вычурность языка и стиля. Правда, может быть, пьеса вообще не предназначалась для разыгрывания на сцене, а представляла собой так называемую " пьесу для чтения ", при которой подзаголовок - обычный авторский литературный приём ". ( Автор статьи П.В.Дмитриев ).

Экземпляр коллекционной сохранности.
Цена: 8 000 руб.
Купить книгу

Нажмите на фотографию, чтобы её увеличить
Вторник Мэри Представление в трёх частях для кукол живых или деревянных. Михаил Кузмин. Петроград, Издательство " Петрополис ", 1921г.
Чтобы вывести на экран сразу все фотографии - нажмите здесь!

Каталог «Поэзия XIX - начала XX века. Сказки. Автографы»